Каньон Аксу

Природа

Аксу-Жабаглинский заповедник не разочарует любителей природы.

Для того чтобы побывать на дне каньона Аксу нужно затратить определённые усилия. Во-первых, доказать строгому руководству Аксу-Жабаглинского заповедника, что вам действительно нужно посетить эту строго охраняемую территорию. А во-вторых, спуститься по крутому полукилометровому склону. Однако – оно того стоит!

Старейший заповедник Казахстана


Аксу-Жабаглинский заповедник замечателен во многих отношениях. Он – самый первый из десятки существующих ныне государственных природных резерватов республики. Постановление о его утверждении Совет Народных Комиссаров Казахской АССР (тогда ещё Казахстан был автономией в составе РСФСР) принял 14 июля 1926 года. На тот момент это был вообще-то единственный заповедник во всей Средней Азии!

А ещё – тут, среди хребтов Таласского Алатау и Угама, до сих пор встречаются животные и растения, которых уже невозможно увидеть в прочих районах Западного Тянь-Шаня. Аксу-Жабаглы полон эндемиков и реликтов.

А каратаусские палеонтологические анклавы заповедника, так и вообще заняты охраной того, кого уже давным-давно не встретить на Земле. Там, в тонких пластах сланцев, в изумительной сохранности отпечатан облик всякой мелкой живности, которая населяла нашу планету ещё в эпоху динозавров!

Каньон Аксу

Река Аксу, как явствует из названия, одна из двух рек, вокруг которой и была сформирована заповедная территория. А каньон реки Аксу – одна из главных достопримечательностей не только заповедника, но и всего Казахстана. И неспроста! Вот как объясняет уникальность каньона Аксу Анатолий Ковшарь, мэтр казахстанской зоологии, много лет проработавший в Аксу-Жабаглы:

«Самая многоводная река заповедника Аксу течёт в узком извилистом живописном ущелье. Оригинальна по красоте долина её после слияния с рекой Кши-Аксу. Здесь она представляет собой глубокий конгломератный каньон протяжением около 30 км и глубиной до 500 м со ступенчатыми обрывистыми стенками. Расстояния между верхними краями каньона не превышают 700 – 800 м.»

Одним из первых исследовал каньон Аксу русский географ и почвовед Семён Неуструев (1874 – 1928), побывавший тут во время своей Туркестанской экспедиции, в 1908 году. Вот как он описал своё впечатление от посещения этого уникального природного объекта:

«Бешеные, белые от мраморного песка воды Аксу с рёвом несутся по дну ущелья, и никто не решается перейти их вброд… Стены каньона, особенно там, где они наиболее круты, часто гладко отполированы водою, образуют колонны, а внизу – ниши и округлые ямы, выбитые водою.»

Великое древо Туркестана

От себя добавлю, что едва ли не больше самого каньона Аксу, потрясают деревья на его крутых склонах. Здесь произрастает реликтовая арча, также доставшаяся нам в наследство от минувших геологических эпох.

Под названием «арча» в Средней Азии издревле известны древовидные породы можжевельника. Дерево – знаковое для местной истории и культуры. В условиях этого небогатого лесами региона оно издревле использовалось в качестве ценного строительного и поделочного материала.

И чего только не вырезали из её ценной древесины умельцы Туркестана! Изумительные по красоте и филигранности резные двери дворцов Коканда и Самарканда (вспомните верещагинские «Двери Тамерлана»), изящные и разноликие (штучные!) колонны мечетей Хивы и Бухары, решётки-панджара на окна богатых домов, надёжные сундуки – «степные сейфы» кочевников. А ещё – всякую мелочь: ароматные изысканные гребни, какими расчёсывали свои волосы газелеокие красавицы гаремов, аскетично-изысканные подставки, на которые самые благочестивые муллы ставили при чтении священный Коран, панно с вырезанными сценами из жизни неведомых божеств…

Дерево в странах, расположенных среди пустынь, ценилось дороже воды, а арча, облагороженная прикосновением художника, приравнивалась к золоту! Неслучайно изделия из неё жили гораздо дольше своих хозяев, их глиняных жилищ и их неприступных городов. А в числе прочих трофеев армии победителей увозили со свежих руин и двери, и колонны из арчи.

По своему культурно-историческому значению горные арчевники Западного Тянь-Шаня, можно уподобить знаменитым лесам ливанского кедра – дерева, оставившего столь глубокий след в ранней истории цивилизаций Месопотамии, Восточного Средиземноморья, Египта. Но кедровые леса Ливана, где на лесоповале трудился ещё первый литературный герой Земли, "урук" Гильгамеш, давно стали достоянием преданий. А арчевники Таласского Алатау сохранились доселе. Вон они - щетинятся тёмной хвоей деревьев по хребтинам и ущельям местных гор.

Дотронься до современника Чингисхана!

Если задаться вопросом, какая порода деревьев, произрастающих в Казахстане, наиболее долгоживущая, то у арчи, пожалуй, конкурентов не обнаружится. Так, авторы выпущенной в 1981 книжицы «Редкие и ценные растения Казахстана» утверждают, что некоторые экземпляры арчи способны доживать до 1500-летнего возраста. И хотя один из самых сведущих специалистов-ботаников Республики, Анна Иващенко (тоже, кстати, работавшая в Аксу-Жабаглы, в современной энциклопедии «Растительный мир Казахстана» даёт более скромные цифры (800-1000 лет), согласитесь – это всё равно звучит гордо!

Теоретически с арчой могут посоперничать ещё два дерева, произрастающие в стране, – сибирская лиственница и дуб – фрагментарно-окраинные ареалы этих патриархов не дают им таких основательных позиций на нашей территории. Но арча – вне конкуренции.

Что до конкретного рекордсмена, того самого-самого ветхого патриарха, то «имя его неизвестно». Можно лишь с уверенностью указать границы поиска - горные высокоствольные леса из полушаровидной и зеравшанской арчи в Южном Казахстане. А точнее - здесь, в Таласском Алатау, в границах самых непроходимых ущелий и каньонов реки Аксу.

На «1000 лет» в заповеднике выглядят многие экземпляры арчи. Может быть, потому уже, каждое приближение к такому почтенному старцу – это заведомое прикосновение к некой тайне. Есть у дерева память, нет у дерева памяти – по большому счёту нам это не так и важно. Главное, что память есть у нас. И мы-то помним то, что происходило вокруг «на памяти» дерева!

Аксу-Жабаглы не разочарует любителей природы

Но даже если не думать о вечности, прогулки в можжевеловых лесах всё равно не остаются без последствий. Коренастые патриархи словно источают из себя осязаемый положительный заряд. Воздух вокруг буквально напоён живительной энергией и здоровой аурой долгожителей. При желании к их жёстким ветвям и неожиданно податливой хвое можно прикоснуться рукой.

Аксу-Жабаглинский заповедник, несмотря на то, что и его возраст перевалил за 90 лет, не затерялся среди сотен и тысяч природных резерватов Земли, занимающихся благородным делом охраны остатков дикой природы от её культурного порождения.

Несмотря на строгий статус, полностью вход в заповедник не закрыт – все желающие могут насладиться нетронутыми видами Западного Тянь-Шаня, прогулявшись (после согласования и оплаты, разумеется) по одной из туристических троп в той части резервата, что открыта для посещения. Для таких прогулок сюда приезжают ценители дикой природы из довольно далёких стран.

Similar publications